kokarda.gif


 

 190 лет спустя.

Холод. Пронизывающий холод поднимается от пальцев ног и постепенно сковывает всё тело. Господи, ну почему так холодно? Не открывая глаз, я поджимаю под себя ноги, принимая позу эмбриона, но это не помогает. Согреться не удаётся. Вдобавок ко всему, поворачиваясь набок, утыкаюсь лицом во что-то сырое и колючее, а в ноздри ударяет запах сена. Я в недоумении открываю глаза и пытаюсь понять, где я и что вообще происходит. Взгляд упирается в брезентовые стены. Палатка? Опять не ясно. В этот момент снова доносятся голоса. Смех. Фразы на польском и, кажется, французском языках. Вместе с голосами в палатку проникает запах костра и…кофе. Кофе! Ещё не до конца проснувшись, я начинаю лихорадочно натягивать на себя одежду и выбираться из палатки. Привыкнув к яркому свету, начинаю различать предметы: барабан, пирамида из ружей, сабля, воткнутая в землю, и большое количество людей, одетых достаточно странно для 21 века – полотняные рубахи, суконные, явно форменные штаны, грубые солдатские ботинки.

Люди чистят ружья, полируют медные пряжки, толпятся у костра и общаются между собой на невероятной смеси русского, польского, украинского и французского языков. Подползаю к костру и, с трудом разлепив пересохшие губы, спрашиваю: «где я»? Раздаётся взрыв хохота, из которого спасительным маячком к моему мозгу пробивается слово «Бородино». Ну конечно же! В голове стремительно прокручивается запись событий: 190-летний юбилей Бородинского сражения, 18 часов езды в автобусе, зябкое подмосковное утро,туман, поднимающийся над полем давно прошедшего сражения, установка лагеря. Знакомство с остальными участниками предстоящего действа. Радушный и достаточно крепкий(около 40 градусов) прим со стороны россиян. И, наконец, - сегодняшнее утро.

 

Спустя какое-то время, окончательно придя в себя, решаю исследовать территорию лагеря, раскинувшегосяна несколько километров. Пройдя буквально несколько десятков метров, начинаю чувствовать, что я попал в Валгаллу – пристанище душ погибших воинов. Прямо мне навстречу шли два человека, облачённые в сверкающие кирасы и каски с ярким плюмажем. А чуть поодаль, привалившись спиной к дереву, сидел донской казак. Он снял сапоги и разминал ноги не привыкшие к долгой ходьбе. А метрах в двадцати от нас стоял улан и что-то объяснял седобородому партизану. Такое разнообразие униформы ввергло меня в ступор и, продвигаясь дальше, единственное, что я мог делать, - это вертеть по сторонам головой и непрестанно щёлкать затвором фотоаппарата. А ведь это было всего лишь начало. И впереди маячило главное событие – сражение. В общем последующие несколько часов пролетели для меня, как исторический фильм Московский драгунский полк, Ахтырский гусарский, 8-й бранденбургский, 46-й линейный, Литовский уланский и множество других пехотных, гвардейских, линейных, казачьих. Для всех в голове просто не хватало места.

И вот…сигнал к построению. Перед лагерем выстраивается сине-жёлтая шеренга – Легион Вислы. Группа реконструкторов из Киева. Легион Вислы – не только одна из самых многочисленных групп среди реконструкторов – более 30 человек - но и наиболее грамотно (с исторической точки зрения) экипированная.

Оловянные пуговицы, суконные мундиры, полотняные рубахи – причём большинство вещей пошито вручную. Единообразие формы и слаженность, синхронность движений поражают и позволяют увидеть перед собой не историков, а солдат Великой армии, пришедших сюда из начала ХІХ века. Под мерный рокот барабана и протяжные команды капралов колонна выдвигается к месту проведения битвы. 8 километров пути. 8 километров через густой поток туристов, приехавших поглазеть на диковинное зрелище. Спины солдат ровны, ноги чеканят шаг, лица невозмутимы, и зеваки расступаются в стороны, чувствуя эхо той Силы, что проходила здесь 190 лет назад.

Наконец путь пройден, под ногами выжженное поле, впереди неприятель. Пехота, кавалерия и последний довод королей – артиллерия. Жерла пушек зияют зловещей чернотой, стоят наготове артиллеристы с банниками, еле тлеют фитили. Две армии застыли друг напротив друга, и пусть ты знаешь, что оружие не настоящее и неприятель не бросится на тебя всерьёз, колени начинают предательски дрожать и ружьё скользит в потных ладонях. 150-тысячная толпа зрителей затаила дыхание. Внезапно со всех сторон начинают разрываться горны, и, слушая их, непроизвольно вспоминаешь о трубах Страшного Суда. Вслед за горнами заговорили пушки. В мгновение ока всё поле укрылось дымом в котором то и дело возникают вспышки выстрелов. Грохот стоит такой, что под ногами дрожит земля. В воздухе чётко видны разрывы шрапнели (хвала российским пиротехникам). Между полками на взмыленных лошадях носятся вестовые и адъютант главнокомандующего. Наконец он подлетает к нам и, резко осадив коня, кричит: «Легион Вислы на левый фланг! Обороняйте артиллерийскую батарею!». Ни на мгновение не нарушая строй, подходим к пушкам. Лейтенант командует: «В случае атаки становимся в каре. Ветераны спереди, новички - в глубине». Солдаты замерли. Бой проник в их умы, в их сердца. Они сами стали частью боя. Вдруг слева заклубилась пыль, из которой то и дело выглядывали длинные пики. Вслед за этим, перекрыв канонаду, раздался громкий свист. Казаки! Дикие и необузданные донцы на таких же диких лошадях. Отрывистая команда – и через мгновение «Висла» превратилась в прямоугольник, ощетинившийся штыками. Казаки всё ближе и ближе, считанные метры остаются до встречи французских штыков и русских пик и шашек. И вдруг…залп!

Лошади встают на дыбы, пороховой дым разъедает глаза, но атака отбита. Поле оглашается победными криками. Радость пусть маленькой, но победы, заставляет чувствовать себя непобедимыми. Но вот пошла в атаку пехота. Рукопашная! Звон сабель, хриплые крики и… улыбающиеся, счастливые лица. Улыбающиеся потому, что на самом деле не враги сошлись сегодня на поле брани, а товарищи, которых роднит единое дело – военно-историческая реконструкция. Бой закончен. Войска построены и походным маршем направляются в лагерь. Над строем несутся песни, отметившие своё 200-летие, а из толпы зрителей доносятся крики: «Спасибо, ребята! Спасибо за праздник! Дай вам Бог счастья». Дай Бог его всем нам. Колонна уходит вдаль. Праздник окончен.

Р.Котляревский

 

Обратно на Поездки

 

Designed by Sydorak Roman. Copyright © 2005 Kiev .

No content from this web site may be reproduced or publicly reposted without express written permission!