kokarda.gif


Первые впечатления маркитантки 

 

Итак, хотелось бы начать с того, как мы пересекали границу.  Остановка на таможне затянулась  на четыре часа, хотя это не удивительно в связи с обстановкой в России. Несмотря на это, столь долгое пребывание в автобусе не сказалось на общем настроении веселья и предчувствие  чего-то хорошего. Наверное, один из самых важных  моментов - это очень приятное впечатление о тех людях, с которыми пришлось ехать вместе. Веселая, доброжелательная обстановка, искрометный юмор  на протяжение всей поездки, множество  рассказов и подробностей из жизни реконструкторов.  Это удивительные люди, которые несмотря на какие-то местные неурядицы - будь-то заблудившиеся водители, которые проехали дорогу на Можайск, и устремились на Москву, испортившаяся погода и множество других меленьких неприятностей, которые могут поджидать в дороге, выглядели достойно и вызывали  уважение и  восхищение. С такими – хоть в бой, хоть в рай.

 Итак, после долгой, но веселой стоянки на таможне, наш автобус наконец-то въехал на территорию Российской державы. Я не буду описывать,  как сразу же почувствовалась разница между  украинскими селами «з вишневими садочками коло хати, та біленькими хатками”  и российской глубинкой,  чтобы не оскорбить патриотические чувства россиян. Погода также нам дала понять, что мы движемся на север и после киевской жары  (все-таки Киев намного южнее) по мере продвижения нашего автобуса вглубь России погода менялась из солнечной на  дождливую.  А раннее утро третьего сентября нас и вовсе встретило моросящим непрекращающимся дождиком.

Первое впечатление при въезде на Бородино – мокро, чисто, безлюдно и как-то впечатляюще торжественно. Хотя в тот день еще никаких приготовлений к празднику не велось, зрители начали приезжать только на следующий день, но  сам воздух – чистый, глубокий, насыщенный величием былых сражений  впечатлял. Нам было отведено новое место под лагерь, недалеко от поля сражения, вдалеке от деревенских  благ цивилизации – воды, колодцев, и т.д. Но благодаря умелому руководству наших командиров и собранности каждого, лагерь из десятка палаток,  обеденных столов  под тентом и, естественно, места для приготовления пищи на костре, за довольно быстрое время был установлен. Аккуратно стоящие палатки, посредине обеденные  столы под навесом, недалеко стог сена, огромный  казан над костром, и самое главное – наш «жовто-блакытный прапор»! А под ним, благодаря  фантазии нашей Лены – клумба из желто-синих цветов, сделанная в форме флага! Вот уж точно чего не было в других лагерях!

В общем, невзирая на мокрый, вязкий грунт, и дождливую погоду  лагерь смотрелся уютно и даже как-то по-домашнему. Может такое впечатление сложилось потому, что за все три дня пребывания там,  я не была свидетелем ни одного конфликта, ссоры, в отличие от наших соседей, из лагерей которых периодически  доносились  крики  и ругань. Территория лагеря охранялась - на  ночь выставлялся караул, а днем  две очаровательные девчушки Лиза и Богдана взымали дань с непрошеных гостей. Хотя таковых почти не было.

 Итак, после того как лагерь был установлен, приготовлен и удачно съеден вкуснейший «куліш зі шкварками”, мы, переодевшись,  решили прогуляться  по окрестностям, чтобы осмотреть местные достопримечательности. Высокие ботинки оказались весьма кстати, так как глина и грязь, несмотря на проложенные сеном дорожки в лагере, так и пыталась попасть на длинную юбку и рубаху, не говоря уже об обуви.

Надо сказать, что окрестности Бородино поля сражений, памятники, установленные в полях, сам воздух таит в себе  некое величие, чистоту, торжественность, которая чувствовалась в этих молчаливых пейзажах, необъятных просторах. Спустя почти 200 лет было какое-то ощущение реальности происходивших событий в те годы. Нагулявшись, уставшие и довольные вернулись в лагерь. 

Утро следующего дня встретило нас проливным дождем.  Тяжелое серое небо было затянуто тучами и, казалось, дождь не прекратится никогда. Как говориться «лилось, как из ведра». Но, невзирая на не совсем подходящие погодные условия (и это мягко сказано), нам пришлось готовить завтрак. Героические усилия Виталика  разжечь костер и поддерживать его в подобном состоянии под ливнем увенчались успехом, и  нам все-таки удалось  приготовить суп и накормить народ. Судя по  довольным лицам, горяченький адыгейский получился на славу.  Первое крещение пройдено -  и даже с удовольствием!

Позавтракав, Легион начал собираться в дорогу. Сир решил посмотреть на свои войска перед сражением и провести предварительные маневры. Собрав все нужное, легион отправился на поле. В лагере остались маркитантки и караул. Нас, как новичков, естественно,  очень тянуло на поле посмотреть на маневры.  Спустя некоторое время под чутким руководством Элен, вооружившись горячительными напитками, бутербродами и  горячим свежесваренным борщом, мы отправились искать наших.

Сильный, пронизывающий ветер, сырая погода и длительное  перестроение довольно измотали воинов. Свершив несколько кругов по полю в поисках Легиона Вислы, (причем делать это надо было незаметно, так как всем известно  отношение Сира  к маркитанткам на поле боя!) мы все же  настигли  наших. Только собрались подкрепить их силы чарочкой и  свеженьким борщиком  – как перед глазами возник сам Сир, гарцуя на прекрасном коне. 

Не растерявшись, Элен, мило улыбаясь, предложила Сиру  попробовать горяченького и чарку. Всем на удивление, Сир не отказался  и с удовольствием (что запечатлено на фото)  отведал из золотистого медного казанка борщ и, поблагодарив, уехал дальше командовать своей армией. Вот тут-то нам и выпала возможность покормить нашу родную Вислу. Благодарные и  улыбающиеся лица и  смотрящие даже с некоторой завистью глаза других полков (их мы потом тоже угостили) – были для нас наивысшей благодарностью. Сделав свое дело, мы с чистой совестью возвратились в  лагерь.

По возвращению легиона в лагерь, мы решили пойти посмотреть на поле будущего сражения,  и на то, как велась подготовка к этому праздничному дню.  На месте, где располагались зрители, уже были установлены скамейки и палатки, торгующие пивом и прохладительными напитками.  Поле, на котором должно было происходить сражение, казалось ровным и покрытым слоем  зеленой травы. Безветрие, установившееся в воздухе, спокойные раскидистые пейзажи – ничто не напоминало о завтрашнем сражении. Насладившись созерцанием бородинских просторов,  мы отправились в лагерь, боясь пропустить процесс приготовления гусарской жженки – еще одной  бородинской традиции.

 Итак, описать это почти невозможно потому, как бы ты подробно не рассказывал о процессе приготовления и  вкусе этого напитка – все будет неточно. Разве что описать, как посторонний наблюдатель.

Мы пришли к костру как раз в тот момент, когда в котел поочередно вливали пакеты с вином.  Потом, когда вино налито, туда бросают нарезанные лимоны. На две дощечки ставиться поднос с рафинадом и все это поливается водкой, при этом сахар горит синим пламенем! Вкус горящего напитка, разливаемого нашими гусарами, мне напомнил чем-то шампанское, чем-то глинтвейн, хотя,  честно сказать, это не похоже ни на что. Но, как говориться: «Чертовски приятно!» Главное - это сама атмосфера  веселья, дружеской беседы, горящие глаза, ожидание чего-то приятного и чудесного. Видимо, еще в  те давние времена процесс приготовления жженки был не просто приготовлением спиртного напитка, а средством пообщаться, сблизиться, лучше узнать другу друга в непринужденной беседе за кружечкой жженки.

Вот так субботний вечер медленно перешел в ночь, но возле костра еще долго были слышны смех и разговоры…

На Бородино нам удалось  прочувствовать всю прелесть и разнообразие бородинской погоды – от занятнувшегося мелкого дождика и  ночных заморозков, до ясного и жаркого дня сражения – как по заказу установившегося   пятого августа. 

Утро удалось ясное и холодное. Ночью были заморозки, вода примерзла. И для того, чтобы  умыться некоторые разбивали на ней лед. Но чем ближе к времени сражения, тем становилось теплее и теплее.  А середина дня встретила войска, можно сказать, солнцепеком.

 Позавтракав на скорую руку (а те, кто не успели это сделать, захватили с собой пайки) Легион отправился в поход. Им предстоял длительный переход в Шевардино, где они почтили память  погибших воинов Великой армии  и возложили венки к памятнику.

Мы же, почистив свою одежду – после двух дней дождя и грязи она выглядела, мягко говоря, не совсем празднично, - собрали  сумки и корзинки и отправились искать наших. Задача стояла не из легких: нам предстояло незаметно для милиции и ФСБ-ков, которых в этот раз  на Бородино было очень много, пробраться  через лесок на  поле сражения и присоединиться к легиону. Как оказалось - это не так просто! Вдоль дороги и вглубь, в кустах, куда ни глянь - везде виднелись синие фуражки. Крепкие хлопцы переговаривались друг  с другом по рации – все выглядело довольно  устрашающе.

Прогулявшись вдоль дороги туда и обратно  несколько раз, мы встретили  разноцветную толпу  цыган, которые так и норовили пристать к кому-нибудь со своим «брильянтовый, позолоти ручку!»  На провокацию мы не поддались, да и не интересно, наверное, молодым и жгучим  цыганкам выманивать денежки у маркитанток.  Для  этого они себе ищут другие «жертвы» - среди зрителей  и  некоторых  воинов, падких на черные очи.

И вот наконец-то вдалеке мы увидели идущие с Шевардино полки!

Они возвращались после марша к полю сражения.

Впереди на своем коне гарцевал Сир, его адъютант быстро и лаконично передавал все его указания.   Полки входили на поле через неширокую дорогу между зрителями и  милицией. Вот наступило время и нам пробраться  к Висле.   Собрав все свои силы,  мы незаметно проскользнули и стали между нашими гренадерами.  Да не  тут-то было! Зоркий глаз ФСБ-шника никого не пропустит!  Уже  за несколько метров до поля сражения, резкий рывок за рукав заставил меня остановиться.  Серьезный «дядя» в сером пиджаке и с рацией со всей силы тащил меня из ряда и орал: «Туда нельзя!»  В этот момент

я узнала, что значит находиться среди своих, и ощущать  их поддержку! «Это наши! Это с нами!» - услышала я за спиной и почувствовала, что меня кто-то удерживает. «Дядя»  сделал еще одну попытку вытащить меня из строя, но, наверное, не ожидал такого отпора  от гренадеров и отпустил меня.   Да-с, мои чувства в этом момент непередаваемы – благодарность и  чувство, что за своих - и в огонь, и в воду!

…Итак, мы маршировали по полю. Идти было сложно из-за протоптанных сапогами  и лошадями ям. Справа  были слышны взрывы – артиллерия работала четко и слаженно,  мимо проносилась кавалерия,  слева - толпящиеся  зрители, которые пытались все это зафиксировать на пленки и камеры. Громко звучал голос комментатора, который представлял войска. «Второй полк Легиона Вислы! Украина!» Мы вступили на центральную часть поля, публика приветствовала нас.

…На поле сражения завязывается отчаянная борьба за редут. Из-за реки, через мост быстрым натиском регулярная французская  пехота отбрасывает русские войска. Трава и грязь после взрывов пушек летит в разные стороны.  Как говориться: «Смешались люди, кони…» Сквозь дым можно рассмотреть,  как на другом фланге,  ближе к зрительским трибунам, идет отчаянный бой между частями французской и русской пехоты.  Тут в бой вступает и кавалерия. После удачной  контратаки русских, французы отступают в тыл, откуда им на смену приходит гвардия. Воины Великой армии группируются, выстроившись  в узкую и длинную  колонну, и атакуют противника, занявшего редут.  В результате длительного боя за редут, наш легион, не без потерь, оказывается на его вершине.  Зрелище было потрясающее: на фоне голубого неба  сверкал золотой орел, и развевалось знамя французского легиона. Зрители ахнули: «Смотри, смотри!!! Орел! Знамя на редуте! Французы победили!?»  Среди публики началось некоторое замешательство: знамя французской армии развевается на редуте и никто из русских этому не стремиться помешать?!

После приказа Сира «отступать», войск вернулись на исходные позиции.

Еще один эффектный момент, который оставил яркое впечатление: когда французские войска, направили ружья на зрителей и сделали выпад вперед, взбудоражив толпу, откинувшуюся назад в замешательстве: «Будут стрелять?!!»

После окончания сражения все войска были выстроены перед зрительскими трибунами и Сир благодарил своих воинов личным рукопожатием.

…Да, находиться на поле в отличие от трибун со зрителями – это совершенно другие впечатления. Там ты ощущаешь себя частью чего-то великого, сплоченного, частью великой истории, которая происходит именно сейчас. Там нет игры, там все  по-настоящему – сила, чувства, напор, отвага! Разве что вместо жестокости в глазах ты видишь дружеский огонек и задор! Вместо  злых гримас – улыбки и одержимость общей идеей!  Не дай Бог нам когда-нибудь  увидеть  настоящую войну и сражения, но те одухотворенные лица, горящие  силой и отвагой  глаза людей, которые  реконструируют те далекие дни и дают возможность ощутить себя в той жизни  - запомнятся  на всю жизнь!

Татьяна Гапон

 

Обратно на Поездки

 

Designed by Sydorak Roman. Copyright © 2005 Kiev .

No content from this web site may be reproduced or publicly reposted without express written permission!